February 29th, 2012

Заседание Щукинского ТИК

В понедельник ходил на заседание Щукинсокго ТИК. Кац там просто притча во языцех. Вот буквально, сидим, никого не трогаем, заседание ещё не началось. Члены избиркома общаются между собой по-свойски, шутят, беседуют о чём-то своём. Вдруг, внезапно, заместитель председателя громким голосом объявляет: "Коллеги, внимание! Среди нас представитель Максима Каца." И обращаясь ко мне - "если Вы собираетесь нас записывать - предупредите нас пожалуйста об этом. Вы нас записываете?" Ответил, что не записываю.

Цирк, да и только.
Внимание-внимание, совершенно новый номер, мальчик с феноменальной памятью обоссыт всех, кто сидит на первом ряду!!!
... первый ряд в панике начинает расходиться
Внимание-внимание, расходиться бесполезно, повторяю, мальчик с феноменальной памятью!!!


Обсуждали просто прорву рабочих моментов. Что показалось интересным.

1. Вебкамеры Чурова установлены, но что с ними делать - никому в ТИК не ясно. Никто не знает, что делать, если камера не будет работать. Никто не знает, куда их девать после выборов. Куча вопросов, на которых нет ответов. И все опасаются, что спрашивать потом будут именно с них.
2. Активно обсуждаются вопросы удаления наблюдателей. Что должен сделать наблюдатель, чтобы его удалили, что не должен. Какими документами нужно обставлять удаление наблюдателя, и так далее. Самого интересного, увы, не застал (среди нас представитель Максима Евгеньевича). Однако на заседании было проговорено, что оформлять удаление наблюдателя обязательно нужно по-полной. С заседанием комиссии, решением, голосованием, протоколом и передачей нарушителя в полицию. И беспричинно всё-таки не удалять, как в прошлый раз.
3. Из Управы пришло распоряжение - никаких переписываний протоколов. Никаких промежуточных, тренировочных и так далее. Когда у наблюдателя на руках есть копия протокола с другими цифрами - это реальная проблема, это реальное беспокойство, которое никому не нужно.
4. Наблюдение в УИК - это халява. К восьми утра по-любому посчитают. А вот ТИК может запросто подбивать итоги три дня.

Цель наблюдателя на выборах

Во вторник раздавал направления наблюдателям. Попутно отвечал на вопросы, если таковые были. Порой ответы на вопросы превращялись в полноценное блиц-обучение.

Весьма забавно, как разные люди видят цель наблюдателя. Есть две точки зрения на данный вопрос.
Первая: цель наблюдателя - найти нарушения.
Вторая: цель наблюдателя - удостовериться в честности проведения выборов.

Лично я являюсь сторонником второй точки зрения. Она как-то более позитивная. Вообще изначально предполагаю в людях только хорошее и предлагаю плохому в людях проявляться самостоятельно, без моей помощи. Очень приятно, что большинство наблюдателей воспринимают эту мысль на уровне "ну конечно, это же очевидно".

Ещё бывают совершенно чистые в этом вопросе люди. Они просто не задумывались над этим вопросом и охотно принимают то, что им говоришь, поскольку не знают альтернативы.

К сожалению, встречаются третьи. Редко, но встречаются. Которые изначально настроены именно на поиск нарушений. Ответы на их вопросы как правило затягиваются очень на долго. Потому что они не сразу понимают ответы.
"Что делать, если тебя выгоняют с участка?" - "Надо вести себя так, чтобы не выгоняли" - "Ну это понятно, но если всё-таки выгоняют?"

И приходится долго объяснять, что работа в избиркоме в день выборов - это 24 часа тяжелого, кропотливого умственного труда, который требует сосредоточенности и внимательности. Что за 12 часов голосования обязательно придёт несколько скандалистов-избирателей, которые устроят истерику только потому что в УИКе не знают, где же конкретно ему нужно проголосовать. И что если за спиной всё это время будет стоять наблюдатель, который будет придираться к каждой запятой - то совершенно естественным будет желание удалить такого наблюдателя с участка.

Приходится объяснять, что сотрудники избиркомов не привыкли к публичности. И что не нужно только по этой причине ломать их об колено. Что не нужно сразу загонять в угол председателя, который начинает готовится к фальсификации. Наверняка будет лучше честно и открыто указать ему, что его приготовления не остаются незамеченными и вызывают подозрения. Умный председатель найдёт способ удачно съехать. И не надо ему в этом мешать. Предотвращение фальсификации - это гораздо круче, чем фальсификация обнаруженная и оспоренная через суд. С апелляцией, кассацией и прочим кордебалетом. Нет, бояться судов не надо. Но лучшая выигранной битвы всегда будет битва, которую удалось избежать.

Кажется, у меня даже получается их переубеждать.

P.S. Отвечать по пять раз на дню на одни и те же вопросы оказывается довольно прикольно. Особенно забавно как бы наблюдать за собой со стороны, замечая постепенную шлифовку речи, появление новых, более ярких образов, растущую внутреннюю уверенность и прочую подобную фигню.